Rednews.ru

Подписка

Подписаться на RSS  Подписка RSS

Подпишитесь на рассылку:


Поиск

 

Наш баннер

Rednews.ru

02.10.2013 20:48 | Статьи | Авангард Иванов

ВЫ ЗА ПРАВДУ ВОССТАЛИ...МЫ ЗА ВАС ПОБЕДИМ


 

Нам еще предстоит осознать ту великую жертву, которую исполнили погибшие патриоты России в октябре 1993 года. Духовно-нравственный смысл кровавых событий с годами все явственнее проступает сквозь пелену ненависти и заблуждений.

Люди, искупившие своими жизнями молчание большинства граждан России в те переломные дни, не должны оставаться забытыми. 

Здесь представлена только часть свидетельств, собранных Валерием Шевченко в его работе «Забытые жертвы октября 1993 года». Она вышла отдельной книгой три года назад микроскопическим тиражом, 400 экземпляров, в Туле.

«Исследование… – отмечает автор в предисловии, – не претендует на окончательное решение проблемы установления числа погибших в те кровавые дни. Собранные по крупицам в результате устных бесед и найденные в многочисленных опубликованных источниках свидетельства воссоздают в целом картину октябрьской трагедии и, как надеется автор, готовят почву для более фундаментального расследования. Пока засекречены материалы следственных дел, хранящихся в Генеральной прокуратуре, Главной военной прокуратуре, подлинная статистика жертв и списки погибших, сокрытые в недрах МВД, ФСБ и министерства обороны, можно делать только предварительные выводы. Многое поможет прояснить и та информация, которой располагают некоторые общественные организации и группы.

21 сентября – 5 октября 1993 года произошли трагические события новейшей российской истории: роспуск по президентскому указу № 1400 Съезда народных депутатов и Верховного Совета России в нарушение действующей на тот момент Конституции, почти двухнедельное противостояние, завершившееся массовыми расстрелами защитников Верховного Совета 3–5 октября у телецентра в Останкино и в районе Белого дома. Уже много лет прошло с тех памятных дней, но по-прежнему остается без ответа главный вопрос: сколько человеческих жизней унесла октябрьская трагедия?

В официальном списке погибших, объявленном Генеральной прокуратурой России, числится 147 человек: в Останкино – 45 гражданских и 1 военнослужащий, в «районе Белого дома» – 77 гражданских и 24 военнослужащих министерства обороны и МВД. Бывший следователь Генпрокуратуры России Леонид Георгиевич Прошкин, работавший в 1993–1995 годах в составе следственно-оперативной группы по расследованию октябрьских событий, заявил о гибели 3–4 октября 1993 года не менее 123 гражданских лиц и ранении не менее 348 человек. Несколько позже он уточнил, что речь может идти о не менее 124 погибших. Леонид Георгиевич пояснил, что термин «не менее» употребил, потому что допускает «возможность некоторого увеличения числа потерпевших за счет неустановленных… погибших и раненых граждан». «Я допускаю, – уточнял он, – что в наш список могли по разным причинам не попасть несколько человек, может быть, трое-пятеро».

Список, составленный по материалам парламентских слушаний в Государственной думе России (31 октября 1995 г.), включает 160 фамилий. Из 160 человек 45 – погибшие в районе телецентра «Останкино», 75 – в районе Белого дома, 12 – «граждане, погибшие в других районах Москвы и Подмосковья», 28 – погибшие военнослужащие и сотрудники МВД. Причем в состав двенадцати «граждан, погибших в других районах Москвы и Подмосковья», попали Алфёров Павел Владимирович с указанием «сгорел на 13-м этаже Дома Советов» и Тарасов Василий Анатольевич, по заявлению близких, участвовавший в защите Верховного Совета и пропавший без вести.

Но в списке, опубликованном в Сборнике документов комиссии Государственной думы по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в городе Москве 21 сентября – 5 октября 1993 года, которая работала с 28 мая 1998 года по декабрь 1999 года, названы имена уже только 158 погибших. Из списка вычеркнули П.В. Алфёрова и В.А. Тарасова. Между тем в заключении комиссии указывалось, что «по приблизительной оценке, в событиях 21 сентября – 5 октября 1993 года всего убиты или скончались от полученных ранений около 200 человек».

Опубликованные списки при их даже поверхностном рассмотрении вызывают ряд вопросов. Из 122 официально признанных погибшими гражданских лиц лишь 17 – жители других регионов России и стран ближнего зарубежья, остальные, не считая нескольких погибших граждан из дальнего зарубежья, – жители Московского региона. Известно, что на защиту парламента приехало немало иногородних, в том числе с митингов, на которых составляли списки добровольцев. Но одиночки преобладали, некоторые из них приехали в Москву негласно. И.И. Андронов, А.В. Крючков, Н.К. Кочубей среди защитников парламента встречали приехавших из Казахстана, Приднестровья, Киева, Минска, Риги, Калмыкии, Северного Кавказа, Брянска, Владимира, Вологды, Иркутска, Казани, Калининграда, Кирова, Новосибирска, Пензы, Рязани, Санкт-Петербурга, Тулы, Челябинска, Ярославля и многих других городов и сельских поселений. «Сколько знакомых лиц мы уже не встречаем пятый год на наших встречах побратимов, – писал в 1998 году журналист Н.И. Горбачёв. – Кто они все? Уехавшие домой иногородние или пропавшие без вести? Их много. И это только из наших знакомых».

Многие москвичи и жители Подмосковья, остававшиеся у здания парламента за колючей проволокой в дни блокады, после ее прорыва 3 октября ушли ночевать домой. Иногородним некуда было идти. Вспоминает защитник парламента Владимир Глинский: «В моем отряде, который держал баррикаду на Калининском мосту у здания мэрии, москвичей было лишь процентов 30. А к утру 4 октября их осталось и того меньше, потому что многие ушли ночевать домой». К тому же с прорывом к защитникам Дома Советов присоединились и другие приезжие. Депутат Верховного Совета хирург Н.Г. Григорьев зафиксировал приход к зданию парламента в 22 часа 15 минут 3 октября гражданской колонны, состоявшей в основном из мужчин средних лет. С.Иванов вечером того же дня записался, по его словам, в сформированную последней 21-ю роту добровольческого полка Верховного Совета.

Для того чтобы установить подлинное число убитых в Доме Советов, необходимо знать, сколько человек находилось там во время его штурма 4 октября 1993 года. Некоторые исследователи утверждают, что в здании парламента на тот момент находилось максимум 2500 человек. Но если определить относительно точное число людей, находившихся в Белом доме и вокруг него до прорыва блокады, еще представляется возможным, то применительно к 4октября возникают сложности.

Светлана Тимофеевна Синявская занималась распределением талонов на питание для людей, находившихся в кольце обороны Дома Советов. Светлана Тимофеевна свидетельствует, что до прорыва блокады талоны выдавались на 4362 человека. Впрочем, защитница парламента из 11-го отряда, в котором было 25 человек, говорила автору этих строк, что их отряд не получал талоны.

На вопрос, сколько человек находилось в Белом доме и вокруг него ранним утром 4 октября, можно дать лишь приблизительный ответ. Как свидетельствует приехавший из Тюмени защитник парламента, в ночь с    3 на 4 октября многие люди, больше тысячи, спали в подвале Дома Советов. По словам П.Ю. Бобряшова, на площади оставалось не более тысячи человек, в основном у костров и палаток. По оценке эколога М.Р., примерно 1500 человек было рассеяно малыми группами по площади перед Белым домом.

Когда начался обстрел площади, многие люди, спасавшиеся от массированного огня бэтээров, укрылись в подвале-убежище расположенного недалеко от Дома Советов двухэтажного здания. По оценке военного журналиста И.В. Варфоломеева, в бункер набилось до 1500 человек. Такое же число людей, собравшихся в бункере, называет и Марина Николаевна Ростовская. Потом они перешли по подземному ходу в здание парламента. Многих людей развели по этажам. По словам московского бизнесмена Андрея (имя изменено), часть выведенных из подземелья женщин и детей проводили на четвертый этаж Дома Советов. «Нас стали поднимать по лестницам наверх, на третий, четвертый, пятый этажи в коридоры», – вспоминал Александр Страхов. Другой очевидец свидетельствует, что 800 человек, вышедшие из подвала, попали в плен в холле двадцатого подъезда к десантникам 119-го Наро-Фоминского полка и около 14час. 30 мин. были «отпущены на свободу». Группа человек в 300, которую десантники во время активизации обстрела отправили в подвал, вышла из здания парламента в 15 часов.

Белый дом представляет собой довольно сложную систему коридоров, кабинетов, подвальных помещений, и поэтому крайне затруднительно установить точное местопребывание очень многих людей, оказавшихся там во время штурма. В этой связи характерен рассказ П.С. «Мы перешли в один из коридоров первого этажа, – вспоминал он, – а затем спустились в подвал. Здесь было много людей, наверно, больше тысячи, в том числе немало женщин. Были и дети. Затем я и еще несколько человек поднялись на третий этаж. В темном коридоре между двумя рядами кабинетов собрались десятки людей. Они сидели вдоль стен или лежали на полу… Во второй половине дня в коридор вошел человек и сообщил, что идут переговоры о выходе желающих из Дома Советов. Тем, кто хочет уйти, надо собраться на центральной лестнице. Посоветовавшись, мы решили уйти… Большинство осталось». Александр Страхов находился сначала на втором этаже, потом на третьем. «Было огромное количество людей, – свидетельствует он, – коридоры, полностью запруженные людьми. И так было на каждом этаже. Если у нас было человек двести на этаже, в этом коридоре, то можно с определенной долей вероятности определить общее число. Потом стало известно, что таким образом люди находились на пяти этажах».

В зале Совета Национальностей собрались депутаты, сотрудники аппарата, журналисты и многие безоружные защитники парламента. Время от времени поступали предложения вывести из здания женщин, детей, журналистов. Список журналистов для вывода за пределы Дома Советов состоял из 103 фамилий. Депутатов, сотрудников аппарата, гражданских (в том числе оказавшихся в зале беженцев) набралось около 2000 человек.

Остается неясным, сколько человек во время штурма находилось на верхних (выше седьмого) этажах Белого дома. Необходимо отметить, что в первые часы штурма люди опасались, прежде всего, захвата нижних этажей спецподразделениями. К тому же некоторые из них пережили атаку бэтээров. Многие при начавшемся интенсивном обстреле поднимались на верхние этажи, «поскольку создавалось впечатление, что там безопаснее». Об этом свидетельствуют капитан 3-го ранга Сергей Мозговой и профессор Российского государственного торгово-экономического университета Марат Мазитович Мусин (публиковался под псевдонимом Иван Иванов). Но именно по верхним этажам велась стрельба из танков, что существенно сокращало шанс выжить для находившихся там людей.

Рано утром 4 октября решила подняться наверх в «башню» и Лариса Ефимова. Вот что она рассказала: «Мы знали, что спецназовцы, когда зачищают помещение, сначала стреляют, а потом уже смотрят. Никто, однако, не предполагал, что возможен обстрел здания из танковых орудий. На восемнадцатом этаже я встретила свою приятельницу Лену, и мы пошли в ее комнату… В зал Национальностей я попала около 7 час. 30 мин. утра. Электричества не было, только несколько свечей горело на столе президиума. В темноте трудно было понять, кто находится в зале. Такое ощущение, что всех загнали в мышеловку. Мы с Леной даже хотели вернуться на восемнадцатый этаж, однако в окружении людей было спокойнее».

Приведем свидетельство А.Лейбова, который тоже побывал на верхних этажах и вовремя оттуда ушел. «Уже слышалась стрельба внутри здания, – вспоминал он, – сообщили, что штурмовые группы проникли в двадцатый подъезд. Рассказывали, что наиболее тяжелое положение со стороны мэрии: там этажи выметались пулеметным огнем буквально подчистую… Около полудня офицер, командовавший вооруженным отрядом, приказал всем безоружным уходить подальше от штурмующих – в верхние этажи «стакана». Вероятно, он даже подумать не мог, что именно эти этажи будут расстреливать из танковых пушек. Мы поднялись на двенадцатый этаж и попали в какую-то столовую. По дороге к нам присоединилось еще довольно много людей, и зал столовой оказался заполнен примерно наполовину, многие сидели за столами, другие укрылись на кухне и в подсобных помещениях. Видимо, там было порядка двухсот человек. Пробыв в столовой около получаса, я спустился вниз, инстинктивно не желая оставаться в закрытой коробке и надеясь, что смогу там чем-нибудь помочь. Через некоторое время начался танковый обстрел».

В течение дня, несмотря на продолжающийся обстрел, в здание парламента прорывались люди. «И уже когда надежды никакой не было, – вспоминал депутат В.И. Котельников, – к нам прорвались 200 человек: мужчины, женщины, девушки, подростки, фактически дети, школьники восьмых-десятых классов, несколько суворовцев. Когда они бежали, им стреляли в спину. Падали убитые, оставляя кровавые следы на асфальте, живые продолжали бежать».

Таким образом, в Доме Советов и в непосредственной близости от него 4 октября 1993 года оказались многие сотни в основном безоружных людей. И примерно начиная с 6 часов 40 минут утра началось их массовое уничтожение.

Первые жертвы около парламента появились, когда символические баррикады защитников прорвали бэтээры, открыв огонь на поражение. Свидетельствует Галина Н.: «В 6 часов 45 минут утра четвертого октября нас подняли по тревоге. На улицу мы выбежали сонные и сразу попали под пулеметный огонь… Потом мы несколько часов лежали на земле, а в десяти метрах от нас били бэтээры… Нас было около трехсот человек. Мало кто остался в живых. А затем мы перебежали в четвертый подъезд… Я на улице видела, что тех, кто шевелился на земле, расстреливали».

«На наших глазах бэтээры расстреливали безоружных старушек, молодежь, которые находились в палатках и возле них, – вспоминал лейтенант В.П. Шубочкин. – Мы видели, как группа санитаров побежала к раненому полковнику, но двое из них были убиты. Через несколько минут снайпер добил и полковника». Депутат Р.С. Мухамадиев видел, как из здания парламента выбежали женщины в белых халатах. В руках они держали белые платки. Но стоило им нагнуться, чтобы оказать помощь лежащему в крови мужчине, их срезали пули крупнокалиберного пулемета.

Журналист Ирина Танеева, еще не совсем осознавая, что начинается штурм, наблюдала из окна Дома Советов следующее: «В стоящий напротив накануне брошенный омоновцами автобус бежали люди, карабкались внутрь, прячась от пуль. На автобус с трех сторон на бешеной скорости наехали три БМД и расстреляли его. Автобус вспыхнул свечкой. Люди оттуда пытались выбраться и тут же падали замертво, сраженные плотным огнем БМД. Кровь. Рядом стоящие «Жигули», набитые людьми, также были расстреляны и горели. Все погибли».

Расстрел шел и со стороны Дружинниковской улицы. Вспоминает народный депутат России А.М. Леонтьев: «По переулку напротив Белого дома стояли 6 бронетранспортеров, а между ними и Белым домом за колючей проволокой … лежали казаки с Кубани – человек 100. Они не были вооружены. Были просто в форме казаков… К подъездам из сотни казаков добежали не более 5–6 человек, а остальные все полегли».

Жертвами атаки бронемашин стали, по минимальной оценке, несколько десятков людей. По словам Евгения О., на площади было много убитых из тех, кто пришел на баррикады или жил в палатках у здания Верховного Совета. Среди них были и молодые женщины. Одна лежала с лицом, ставшим сплошной кровавой раной.

Депутат Верховного Совета И.И. Андронов за первые полчаса расстрела видел с третьего этажа примерно полсотни убитых под окнами тыльной стороны Белого дома. Свидетельствует И.В. Савельева: «Много трупов было во внутреннем дворе, где стояли палатки. Это мы видели еще утром из окон фракции «Россия», окна которой выходили именно туда».

Депутат Н.П. Кашин в тот день стал свидетелем гибели 22 человек. По свидетельству Евгения Снежинского, казака из Краснодарского края, с 7 до 9 часов утра в спортзале двухэтажного здания на Рочдельской улице сложили 54 трупа. Из двадцати двух безоружных баррикадников 20-й роты живыми вырвались лишь пятеро. Примерно такой же расклад получился и у 21-й роты.

В самом здании парламента число погибших увеличивалось в несколько раз с каждым часом штурма. Депутат от Чувашии хирург Н.Г. Григорьев в 7 час. 45мин. утра 4 октября спустился на первый этаж в холл двадцатого подъезда. «Я обратил внимание, – вспоминает он, – на то, что на полу холла, а холл был самым большим в Доме Советов, лежали рядами более полусотни раненых, возможно, и убитые, так как первые два с половиной ряда лежащих людей были накрыты через голову».

Через несколько часов штурма погибших заметно прибавилось. В переходе от двадцатого к восьмому подъезду сложили больше двадцати убитых. По свидетельству московского бизнесмена Андрея (имя изменено), только в их секторе находилось около ста убитых и тяжелораненых.

«Я вышел из приемной третьего этажа и стал спускаться на первый, – свидетельствует человек из окружения А.В. Руцкого. – На первом этаже – жуткая картина. Сплошь на полу, вповалку, – убитые … Там их наваляли горы. Женщины, старики, два убитых врача в белых халатах. И кровь на полу высотой в полстакана, ей ведь некуда стекать». Примерно в то же время один из санитаров сообщил чешскому фотокорреспонденту Войтеху Лавичке, что в медпункте на первом этаже уже несколько десятков погибших и раненых.

По свидетельству художника Анатолия Леонидовича Набатова, в холле восьмого подъезда в штабель сложили от ста до двухсот трупов. Анатолий Леонидович поднимался до шестнадцатого этажа, видел трупы в коридорах, мозги на стенах. На шестнадцатом этаже он заметил журналиста, который по рации координировал огонь по зданию, сообщая о скоплении людей. Анатолий            Леонидович сдал его казакам.

Уже после событий президент Калмыкии К.Н. Илюмжинов в одном из интервью заявил: «Я видел, что в Белом доме не 50 и не 70 убитых, а сотни. Вначале их пытались собирать в одно место, затем отказались от этой идеи – было опасно лишний раз передвигаться. В большинстве своем это были люди случайные, без оружия. К нашему приходу насчитывалось более пятисот убитых. К концу дня, думаю, эта цифра выросла до тысячи». Р.С.Мухамадиев в разгар штурма услышал от своего коллеги депутата, профессионального врача, избранного от Мурманской области, следующее: «Уже пять кабинетов забиты мертвыми. А раненых не счесть. Более ста человек лежат в крови. Но у нас ничего нет. Нет бинтов, нет даже йода…»

Валерий ШЕВЧЕНКО

 

Михаил Задорнов: «До 1993 года я верил Ельцину…»

«Я октябрьские события хорошо помню. Я был на гастролях на Дальнем Востоке и, когда услышал о танках, я бросил всё, хотя у меня оставалось еще пять концертов, и полетел в Москву – мне стыдно сейчас об этом говорить – спасать Ельцина! Я считал, что социализм надо строить только демократическим путем. Но это были псевдодемократические убеждения. Я изменил свои взгляды.

И после 93-го года не имею никаких отношений ни с демократическими политиками, ни с торговцами. Я у Ельцина увидел окружение, которое совершенно не заморачивалось идеями о том, чтобы народ жил лучше. Всё, что они гребли, – гребли под себя.

Поначалу события в Москве казались мне каким-то шоу. Всюду были расставлены камеры. Да, я заблуждался, но это были, скорее, заблуждения романтика, а не дурака. Каждый человек, который верит, немножко романтик».

 

 

 

В.С. Черномырдин во время расстрела Дома Советов:

«...Это же нелюди, зверье!.. Никаких переговоров... Надо перебить эту банду!» 

 

С. Говорухин:

...Так сколько ж было жертв в Белом доме? Официальная версия – 49. Президент Ингушетии, Герой Советского Союза Руслан Аушев (я с ним разговаривал вечером четвертого октября) свидетельствует, что к вечеру четвертого из Дома вынесли 127 трупов. Это только к вечеру четвертого и только с цоколя и с первого этажа! Сколько там наворочено наверху пушками, никто тогда не знал и сейчас уже не узнает. К тому же люди, находившиеся выше 13-го этажа, должны были просто сгореть в огне – здание пылало. Пожарникам разрешили подняться только пятого октября – нужно было, чтобы сгорели архивы и трупы...

Выступление С. Говорухина 

 

 

 

 [03/10/2013]

 


 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

 Вы можете следить за комментариями к этой публикации через RSS Вы можете следить за комментариями к этой публикации через RSS

 


Оцените статью

 3.4 (Оценок: 5)


Комментарии к статье

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.



1.   Разместил   EvGor ( 2013-10-02 19:08:34)
Re: ИСКУПЛЕНИЕ

Советский народ в чем виноват? - Да в том, что легко поддался на посулы, обещания счастливой "рыночной экономики"- жизни в будущем.
А "рыночная экономика" стала банальным капитализмом. Хотя, и не так легко. Промывание мозгов народонаселению шло лет 8 (1985-1992 г.г.).
Тут еще созданный искусственный дефицит продуктов питания, а потом приватизация квартир: мы вам квартиры, а вы нам -заводы.
Был хорошо отработанный прием, в расчете на человеческую жадность (алчность)
И еще ранее, основная часть оболваненного ,с хорошо промытыми мозгами народонаселения безучастно восприняла распад Советского Союза, а потом, лелея какие-то надежды - и расстрел Верховного Совета (Белого Дома).
И не удивительно, как можно "перевоспитать" целый народ за несколько лет.
Примеров много. Например в Германии А. Гитлер в течение 2-3-х лет стал лидером и вождем нации. Большинство немцев его обожествляли. А все потому, что он за 2-3 года нищую нацию превратил в сытую, довольную жизнью. И все путем национал-соцализма.



2.   Разместил   EvGor ( 2013-10-02 19:11:32)
Re: ИСКУПЛЕНИЕ

Простые пенсионеры давно понимают, что страной правят не люди.
Но их сила понимания - мизерная.


3.   Разместил   brallex ( 2013-10-02 19:47:33)
Re: ИСКУПЛЕНИЕ

Будем помнить!


4.   Разместил   vlad1244 ( 2013-10-02 19:58:33)
Re: ИСКУПЛЕНИЕ

"Преступники, захватившие государство и сделавшие государство орудием своих преступлений"
Преступления Ельцина и его поддельников не имеет срока давности. Надо устроить свой Нюрнбергский процесс над ними. Мертвыми и живыми. Что бы наши потомки знали, что в России есть справедливость.


5.   Разместил   generator ( 2013-10-02 20:10:03)
Re: ИСКУПЛЕНИЕ

Преступление Ельцина и его сообщников не имеет срока давности! На этих днях по всем программам российского тельавивдения на россиян буквально обрушился политпроп с задачей-поставить на "одну доску" и ЕБН и защитников Верховного Совета. К сожалению, большинство россиян, как мне кажется, просто посмотрят "аналитические" и "исторические" программы учеников Геббельса.





blog comments powered by Disqus
blog comments powered by Disqus
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика TopList